ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЧАСТНОЙ ДОРОГИ В ФЕДЯКИНО ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНО ДРЕВНЕЕ ГОРОДИЩЕ

ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЧАСТНОЙ ДОРОГИ В ФЕДЯКИНО ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНО ДРЕВНЕЕ ГОРОДИЩЕ

ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЧАСТНОЙ ДОРОГИ В ФЕДЯКИНО ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНО ДРЕВНЕЕ ГОРОДИЩЕ
в 15:31:02 | Рыбное
Частная дорога  Весной этого года жители села Федякино Рыбновского района обнаружили, что на окраине поселения со стороны Константиново, там, где уже красовался богатый коттедж, стали возводить еще одну постройку. 
Может, и не было в том беды, если бы застройщик не стал показывать невероятный аппетит. После возведения фундамента под новый двухэтажный бревенчатый дом рабочие стали продвигаться вниз к Оке, для чего срезали прибрежные холмы, а также раскурочили деревенскую лодочную станцию. На возмущение жителей рабочие ответили, что федякинцам эта земля не принадлежит, а взамен лодочных гаражей скоро появится благоустроенный пляж, якобы для всех, и замечательная асфальтированная дорога, которую зимой можно превратить в лыжный спуск.
Идея прекрасная, если бы на это у строителей были все необходимые разрешения. Но на деле оказалось, что объект возводится с нарушением всех мыслимых нормативов.

НАГЛОСТЬ НЕ ПОРОК, А ПРИНЦИП ЗАСТРОЙКИ

 Первыми забеспокоились работники Музеязаповедника Есенина: новая дорога, проходящая по зоне регулируемой застройки, не была с ними согласована. Зная, что практически все побережье Оки в этих местах просто изобилует древними стоянками и поселениями, сообщили рязанским археологам. Тем более что в мае этого года группа археологов при обследовании земельного участка между Константиново и Федякино обнаружила городище дьяковской культуры, датируемое VII–III вв. до н.э. 
Находка уникальная. Как пояснили в Центре сохранения объектов культурного наследия, на территории Рязанской области чаще встречаются племена городецкой культуры, угрофинов, предков современной мордвы. Дьяковская культура – это смесь угрофинов, балтов и славян. Столь древнему и редкому городищу тут же присвоили статус памятника федерального значения со всеми вытекающими отсюда последствиями. Археологи ожидали от раскопок, намеченных на это лето, больших открытий. Но опоздали. Не получив ни единого разрешения на проведение работ, строители проложили дорогу прямо по центру памятника.
Ситуация напоминает разрушенную в 2001 году афганскими талибами самую высокую в мире 53метровую статую Будды. Правда, под Кабулом с памятником расправлялись военизированные отряды министерства шариатской нравственности и борьбы с развратом, а у нас — обычные российские строители. Но от этого не легче.
Такой наглости никто не ожидал. Вопервых, чтобы вести какиелибо работы на этих землях, необходимо согласовать проектную документацию с местной администрацией, но, как оказалось, власти Рыбновского района не знают (или делают вид), кто и что строит на этом участке.
Вовторых, строители незаконно захватили прибрежную водоохранную зону, даже не поинтересовавшись у соответствующих органов, не сползет ли их свежепроложенная дорога с пляжем и пирсом по весне в воду. И, наконец, никто из строителей даже не поинтересовался, что могут скрывать захваченные прибрежные холмы. Конечно, археологи уже привыкли к тому, что строительные компании с неохотой обращаются к ним за экспертизой земель и с еще большей неохотой финансируют археологические раскопки, хотя и знают, что так полагается по закону. Но со столь варварскими методами работы они столкнулись впервые.
Удивил археологов и тот факт, что строители, так слепо следующие плану, не знают даже, на кого работают. Как будто этот самый план был продиктован бригадиру неким Гласом Божьим, не имеющим ни тела, ни юридического адреса. На совещании у главы администрации Рыбновского района еще в июле, после того как специальная комиссия в первый раз установила факт порчи памятника культуры, строители попросили дать им месяц на выяснение имени заказчика и согласование всех документов, а также пообещали после 15 августа пустить археологов на территорию для раскопок.
Пообещатьто пообещали, но на деле никто стройку останавливать не собирался.
Прошел месяц, и от Федякинского городища остался лишь план местности, составленный археологами в мае. На нем еще отчетливо видны рвы и крепостные валы древнего поселения, а вот в реальности в нарушение ФЗ «Об объектах культурного наследия» «заботливые» строители все сравняли с землей: рвы засыпали, а валы и площадку городища срезали. Всего же от памятника раннего железного века осталось лишь 10 процентов первоначальной площади, и то по бокам благоустраивающейся дороги. Археологам ничего не остается, как в срочном порядке раскапывать несколько метров чудом сохранившегося старого барака да просеивать отвалы грунта.
Федякинское городище могло стать жемчужиной музеязаповедника. А жители ближайших коттеджей — заполучить уникальную «изюминку», которой можно хвалиться перед знакомыми. Теперь же заказчик спорной дороги может потерять миллионы.
Археологи собираются строго «наказать наглецов рублем»:
– Если бы строители сразу после нашего предупреждения приостановили все работы на территории городища, то мы бы их еще простили, – говорит старший научный сотрудник Центра сохранения объектов культурного наследия Валентин Буланкин. – Тогда, в июле, разрушения были не столь крупными, и древнее поселение еще можно было спасти. Сейчас это уже невозможно. Мы намерены обращаться в суд. По примерным подсчетам нанесен урон на 20–30 млн. руб. Будем судиться, пока не добьемся справедливости. Нам это не в первый раз. Мы в 1998 году судились с рязанской «Теплосетью», которая без нашего ведома прокопала траншею в сквере площади Скоморошинской. Но они хотя бы прекратили работы после нашего предупреждения. Здесь же нас вообще слышать не хотят.
Сейчас все материалы по этому делу находятся на рассмотрении начальника Управления культуры и массовых коммуникаций Рязанской области Людмилы Андрюкиной. От ее решения и будет зависеть дальнейшая судьба «федякинских талибов».

НИЧЬЯ ДОРОГА И РАБОЧИЕАЛЬТРУИСТЫ
Чтобы хоть чтото прояснить, а также в надежде получить комментарий анонимных застройщиков я отправилась в Федякино. Найти строящийся бревенчатый дом не составило большого труда, а вот найти ответственного за строительство дороги, ведущей от этого дома к Оке – задачка не из легких. Местный прораб, назвавшийся просто дядей Лешей, стал мне объяснять:
– Тут работают сразу несколько субподрядчиков. Я курирую работу по возведению дома, а кто там дорогу строит – вообще неизвестно. Если хотите, я вам покажу, как туда спуститься. Там рабочие есть, у них спросите. Только минутку подождите.
С этими словами прораб подошел к строителям, чтото им сказал, а потом повел меня вдоль коттеджей обратно в деревню и указал на тропинку между домами, идущую к берегу. Я послушно пошла по ней и, сделав немалый крюк, все же добралась к месту спорной стройки. Оказалось, чтобы поговорить с рабочими, мне еще предстояло спуститься метров на тристачетыреста вниз по насыпи из щебенки и горячего песка. Пришлось снять туфли и некоторое время изображать йога. Внизу несколько молодых парней, стоя в тени бульдозера, чтото обсуждали. Я было обратилась к ним с вопросами, но они, даже толком не поняв, что я спрашиваю, начали махать руками:
– Нет, не знаем, кто тут хозяин. Он утром приезжает – дает указания, а вечером приезжает – принимает работу. Мы вообще альтруисты, даже денег не берем.
Тут к нам подошел бригадир и знаком прекратил «прессконференцию». Все оставшееся время меня упорно не замечали.
На полпути по крутой дороге я нос к носу столкнулась с «дядей Лешей», который тащил вниз канатный трос. Он несколько удивился, заметив меня, видимо ждал, что я уже на полпути в Рязань, но, как ни в чем не бывало, спросил:
– Ну что? Узнали?
– Нет, они там все альтруисты, – беззаботно улыбнулась я.
– А вы попробуйте у местных жителей спросить, – посоветовал прораб. – А вообще дорога эта ведет к уже построенному коттеджу. Так что спросите у охранников, может, она им принадлежит. Хотя вполне возможно, что они ее строят вообще для третьих лиц.
Поднявшись на вершину холма, я действительно заметила, что гравийная засыпка упирается в ворота выстроенного коттеджа, но накатанная грузовиками колея вела в сторону, туда, где возводился новый бревенчатый сруб. Пройдя всего несколько метров мимо двух холмов из дорожных стройматериалов, я оказалась… на том же самом месте, где час назад разговаривала с «заботливым» прорабом. Тут же вспомнилась сказка о Красной Шапочке. Пока мне показывали длинную дорогу, по короткой к бабушке (в моем случае – к рабочим) побежал гонец с неприятной вестью. Видимо, именно за обсуждением моей скромной персоны я и застала двух бульдозеристов.
После этого расспрашивать строителей было уже бесполезно. Ничего не оставалось делать, как только издали следить за дорожными работами. За несколько часов наблюдения за стройкой я убедилась, что все рабочие и машины с щебенкой выезжают именно со двора незавершенного бревенчатого дома, а дядя Леша прекрасно знаком с бригадиром дорожных строителей. Кроме того, местные жители, а также работницы соседнего коттеджа все как один заявили, что дорогу ведут от нового недостроенного дома.
Стройка кипит, все происходит на глазах многочисленных свидетелей, но по нашим законам все равно трудно призвать заказчика дорожных работ к ответственности за свои преступные деяния. Остается надеяться лишь на дотошность и неподкупность рязанских археологов.


Сайт города Рыбное и района - www.rybnoe.net


Подписывайтесь и читайте новости в Телеграм, чтобы получать самую актуальную информацию первыми @RybnoeNet

4522 просмотра 2 комментария
Всего комментариев: 2
avatar
вот так ...еслиб хоть дорога нужна была шибко..а то просто выпендриться
avatar
вот пидо.расы, гонд.оны
avatar
Вход на сайт
Уникальное предложение!
акция от строительной компании реконструкция в рыбном
Что вы делаете дома?