Военные «университеты» Сергея Есенина глазами его современников-рязанцев

Военные «университеты» Сергея Есенина глазами его современников-рязанцев

Военные «университеты» Сергея Есенина глазами его современников-рязанцев
в 12:49:05 | Культура и туризм
 1916 год… На полях Первой мировой войны, в которую Россия вступила 1 августа (по новому стилю) 1914 г., в кровопролитных сражениях продолжают гибнуть русские солдаты. Неумелое руководство и неподготовленность к боевым действиям николаевской армии, нехватка оружия, боеприпасов и обмундирования не могли быть компенсированы беспримерной храбростью и самоотверженностью наших воинов. Доходило до того, что, например, в Рязанской губернии мобилизованным рекомендовали являться к месту отправки на фронт в своей военной форме, за которую властями обещалась определенная денежная выплата. К этому времени обстановка на фронтах складывалась крайне драматично. Во все концы Российской Империи в семьи десятками тысяч шли похоронные извещения о гибели близких людей. Для восполнения потерь в живой силе высочайшими указами Государя Императора Николая II и распоряжениями правительства Российской Империи повсеместно осуществлялась мобилизация, в том числе досрочный призыв новобранцев, к которым принадлежал и Сергей Есенин. Теперь нам известно, что, прибыв из Константинова 20 мая 1915 года в Рязанское уездное по воинской повинности присутствие, он получил отсрочку от призыва по ст. 47 (по болезням, которые не признаются совершенно освобождающими от службы) до 16 января 1916 года.
 Дальнейшая судьба ратника 2-го разряда Сергея Есенина определилась в начале 1916 года уже в Петрограде, куда он выехал из Константинова 29 сентября 1915 года. Большую роль, как известно, в этом сыграли его друзья С.М. Городецкий, М.П. Мурашев, Н.А. Клюев и полковник Д.Н. Ломан, штаб-офицер при Дворцовом коменданте, ктитор Феодоровского Государева собора, начальник военно-санитарного поезда № 143 и лазарета в Феодоровском городке. «Согласно уведомлению Мобилизационного Отдела Главного управления Генерального Штаба от 11 февраля с.г. <1916 г.> за № 9110, с Высочайшего соизволения» Есенин был «назначен санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ея Императорского величества Государыни Императрицы Александры Федоровны» и подлежал направлению в г. Царское Село в распоряжение полковника Д.Н. Ломана. 16 апреля Петроградским резервом санитаров он был откомандирован в Царское Село, а 20 апреля явился к месту службы. Здесь на обычную солдатскую форму он получил погоны рядового, где стоял вензель «АФ», а ниже буквы «ЦВСП» и номер «143».
 Указанному военно-санитарному поезду покровительствовала сама вдовствующая Императрица Мария Федоровна. Персонал состоял из коменданта, старшего врача, двух младших врачей, священника, восьми сестер милосердия, 65 санитаров, кухонной и походной прислуги, слесарей – всего около 100 человек. Состав поезда был очень велик – тянулся почти на полверсты и состоял из 20 вагонов. В двух багажных вагонах располагались склады. Следующие два вагона были оборудованы на 40 мест для тяжелораненых. В следующем вагоне находились аптека и перевязочная. Дальше – восемь одинаковых вагонов для легкораненых и больных. В каждом из них койки были расположены не вдоль, а поперек вагона, и не в два, как в первых двух вагонах для тяжелораненых, а в три этажа. В седьмом вагоне 14 мест были приспособлены для офицеров. Поезд был рассчитан на 436 человек.
 Всего Есенин побывал в четырех поездках военно-санитарного поезда, а не в двух, как об этом сообщают биографы и исследователи жизни и творчества поэта. Каждая поездка поезда из Царского Села и обратно оформлялась отдельным приказом и имела свой порядковый номер. Первая поездка Сергея Есенина к линии фронта в составе поезда № 143 началась 27 апреля 1916 года. В приказе № 117 по военно-санитарному поезду, подписанному комендантом, говорилось: «… 2. Согласно Высочайшего Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны повелению, поезд завтра, 27 апреля, отойдет в 30-ю поездку по направлению  Москва – Курск – Симферополь – Евпатория, забрав раненых из Петрограда и Царского Села. <…> 4. Объявляю распределение по вагонам фельдшеров и санитаров. <…> Вагон № 6: фельдшер Иконников и санитары: Гречишников, Ежов, Зубин и Есенин».  На этот раз поезд доставил раненых из Петрограда и Царского Села в Крымские лазареты. В ночь с 4 на 5 мая 1916 года поезд № 143, в санитарной команде которого находится Есенин, выходит из Симферополя в очередную – тридцать первую – поездку по маршруту: Симферополь – Царское Село, с многочисленными остановками. По ходу следования Есенин вместе с другими санитарами принимает участие в приеме в поезд раненых и больных военнослужащих и их сдаче на распределительные пункты. 16 мая поезд возвратился в Царское Село. В этот же период Есенину делают операцию в связи с приступом аппендицита, и в связи с этим он получает краткосрочный отпуск в Константиново. В свою третью поездку в составе поезда С.А. Есенин отправился 28 мая по маршруту: Царское Село – Киев. По маршруту осуществлялась перевозка, погрузка и выгрузка раненых и больных. В ЦГАЛИ хранится есенинская рукопись стихотворения «Русь», где есть авторская дата «31 мая 1916 г. У Конотопа». На ст. Шепетовка наплыв раненых был так велик, что полковник Ломан распорядился «произвести погрузку вверенного ему поезда наиболее тяжело ранеными, требующими особых удобств в пути и ухода». 4 июня с прибытием поезда на распределительный пункт станции Киев с участием Есенина происходит выгрузка и сдача раненых со станции Шепетовка. В этот же день, согласно приказу № 156 по поезду Есенин выезжает в свою последнюю поездку по маршруту: Киев – Царское Село. 7 июня во время остановки на станции Новоселицы, которая находилась на границе России, Румынии и Австро-Венгрии, недалеко от г. Черновцы, фотограф А.М. Функ делает групповой снимок персонала и команды поезда, где на переднем плане Есенин.
 С этой  фотографии и начались наши разыскания. В 2007 году, просматривая одну из книг о жизни и творчестве С.А. Есенина, ветеран РГУ Р.П. Владимирова рассказала, что на фотографии личного состава санитарного поезда № 143 сфотографирован отец её соседки Полины Васильевны Корешковой. К сожалению, сама П.В. Корешкова тогда находилась в родном селе в Путятинском районе. В связи с этим подробно опросить Полину Васильевну по подготовленному перечню вопросов мы попросили её дочь – Татьяну Степановну Кудимову и Р.П. Владимирову, которые в выходные дни бывали у неё в селе Поляки. Она подробно рассказала дочери, соседке и другим родственникам известный ей еще от матери интересный эпизод из жизни отца, связанный с именем нашего знаменитого земляка С.А. Есенина.
Василий Борисович Корешков родился в 1880 году в с. Поляки ныне Путятинского района Рязанской области. В 1914 году он был призван на фронт Первой мировой войны.
 Василий Борисович воевал на различных фронтах и получил серьезные ранения. Был награжден боевыми наградами. После продолжительного лечения в госпиталях в 1916 году продолжил службу в военно-санитарном поезде № 143, где в это же время проходил службу санитаром и Сергей Есенин. В.Б. Корешков рассказывал, что русская армия несла серьезные потери, в результате чего санитарам приходилось много и тяжело работать. К большой физической нагрузке добавлялись и моральные страдания: через их руки проходили тысячи тяжелораненых, изувеченных русских солдат, поступающих в санитарный поезд с поля брани. Раненым и контуженым приходилось терпеть жуткие боли, так как зачастую не хватало наркоза, и нечем было уменьшить их страдания. Василий Борисович часто наблюдал, как Сергей Есенин, будучи значительно моложе его, старался отвлечь их от боли и тягостных дум. Он их подбадривал, веселил, исполнял константиновские частушки, прибаски, в том числе и нецензурные, читал свои стихотворения. Раненые и другие санитары, руководители санитарного поезда заслушивались и восхищались стихами Есенина. Простота и задушевность есенинских строк навевала им воспоминания о доме, своих близких, природе родного края. Они просили Сергея читать стихи еще и еще. Часто слышались восклицания: «Вот это да!», «Здорово!», «Давай еще!» Стихи Есенин сочинял очень быстро, много было экспромта, в том числе о самом санитарном поезде.
 Всем известна фотография личного состава поезда № 143, где Сергей Есенин сфотографирован с многочисленными сослуживцами. На этой же фотографии рядом с Сергеем Есениным сфотографирован и Василий Корешков. В нижней правой части снимка лежа сфотографированы два санитара, левый – С.А. Есенин, а рядом со вторым присел Василий. В то время он носил по тогдашней моде пышные усы. Сергей Есенин знал, что Василий Борисович является его земляком. В минуты совместного отдыха они вспоминали родные места, близких, делились воспоминаниями о довоенной жизни. Сергей часто читал свои стихи, которые трогали сердце своей простотой, чистотой и искренностью. Василий Борисович также рассказывал родственникам, что среди санитаров поезда был ещё один рязанец, который был очень близок Есенину, просто не отходил от него. Однако его фамилию стерло из памяти время. Возможно, это санитар, расположившийся рядом с Сергеем Александровичем.
 После войны Василий Корешков вернулся в родное село. Это был умный, очень работящий человек, хороший семьянин, любящий жену и детей. Больше встретиться с Сергеем Есениным ему не пришлось. В 1922 году в Поляках случился большой пожар. Сгорело много домов, в том числе дом Корешковых и местный сельсовет. Видя бедственное положение погорельцев, местные власти разрешили крестьянам бесплатно рубить лес и заново отстраиваться. Василий также начал ставить дом на новом месте. Работать приходилось очень много, на износ. Давали о себе знать и фронтовые ранения. От непосильного труда он надорвался и в 1924 году умер.
 13 июня 1916 года, в день возвращения из 33-й поездки Есенину был выписан «Увольнительный билет» в г. Рязань, сроком на 15 дней. 30 июня поэт вернулся в Царское Село и с июля продолжил военную службу в колонне санитарных повозок, позже переименованную в санитарный отряд при военносанитарном поезде № 143. Поэт не направляется на передовые позиции, где тогда находилась колонна, а остается в Царском Селе при Феодоровском Государевом соборе. Поселили Есенина в доме «для низших служителей», который  сохранился до наших дней.
 Вот как описывал военную службу Есенина этого периода его друг М.П. Мурашев: «Есенин <…> в лазарете бывал редко. Помогал в канцелярии фельдшерам и сестрам писать списки больных, то заполнять продовольственные карточки, то несколько дней его не вызывали, тогда он лежал целые дни у себя в полутюремной комнате». Полковник Ломан неоднократно привлекал Есенина к выступлениям на концертах и вечерах народного искусства для раненых в лазаретах и в Трапезной палате Феодоровского городка. 22 июля 1916 года, в день тезоименитства (именин) вдовствующей Императрицы Марии Федоровны и её внучки великой княжны Марии Николаевны, в лазарете состоялся концерт, на котором присутствовали Императрица и четыре её дочери – великие княжны. Есенин прочитал приветствие именинницам, а затем стихотворение, специально написанное к этому дню в честь царевен.
 В 2008 году нам на глаза попалась вырезка из рязанских газет прошлых лет, где был опубликован материал «Две встречи» из семейного архива рязанца Игоря Миронова о двух встречах его отца с Сергеем Есениным. Небольшая публикация заинтересовала. Кто такой Игорь Миронов? Жив ли и если да, то как его найти? Через главного архивиста Государственного архива Рязанской области Е.Н. Поздняк удалось установить, что Игорь Данилович Миронов – уважаемый в городе ветеран, бывший секретарь парткома локомотивного депо станции Рязань II, создатель и хранитель деповского музея. Удалось установить адрес Игоря Даниловича в Приокском поселке и номер телефона. Звоним, сразу же договариваемся о встрече. На следующий день уже разговариваем, как старые знакомые. И.Д. Миронов (1929 г.р.) рассказал о своем отце, сообщил, что в домашнем семейном архиве имеются его фотографии, воспоминания о прожитом и о встречах с С.А. Есениным.
 Данил Дмитриевич Миронов родился в 1897 году в с. Инякино ныне Шиловского района Рязанской области в батрацкой семье. С малых лет постигал тяжелый крестьянский труд. В 1906 году после возвращения отца с русско-японской войны семья переехала в г. Богородск (ныне Ногинск).
 15 мая 1916 года Данил Дмитриевич по мобилизации был призван на военную службу и зачислен в Гатчинскую военно-авиационную школу. Это была первая в России школа летчиков, основанная в 1911 году. Аэродром находился между Павловским дворцом и Балтийским вокзалом. Летали в школе одни офицеры.
 С первых дней службы Данил заинтересовался моторным делом и записался в моторный класс. Курсы мотористов были одновременно и унтер-офицерской школой. Служба оказалась не из легких. Подъем в пять утра, завтрак, занятия в моторных классах, затем – на летное поле: вытаскивать самолеты из ангаров, помогать заводить моторы, провожать пилотов в полет. Заводили двигатели вручную, резким рывком лопасти винта.
 Шла Первая мировая война. На фронте авиационные части несли огромные потери. Офицеры-летчики гибли в воздушных схватках и в разведывательных вылетах. В школе начали готовить группу авиаторов из солдат. В неё был зачислен и Д.Д. Миронов. Учились летать на аэроплане «Фарман IY», который развивал скорость до 45 километров в час и выше двухсот метров не поднимался, но им все это казалось просто волшебством. В боевых вылетах мотористов использовали в качестве разведчиков-наблюдателей или бомбометателей. На боевые задания вылетали на «Фарманах XYI» и «Фарманах XXII». Впереди летчик, сзади наблюдатель с бомбой до 50 кг в руках. Школа выпускала летчиков, кое-как державшихся в воздухе, с горем пополам взлетавших и садившихся. Не проходило и недели, чтобы кто-нибудь не разбивался на аэродроме.
 Осенью 1916 года во время инструкторского полета на аэроплане «Фарман-парассоль» с летчиком поручиком Котляревским  Данил Дмитриевич попал в аварию. При посадке изза сильного порыва ветра аэроплан ударился левым крылом о землю и опрокинулся. Инструктор отделался переломом ноги, а Д.Д. Миронов получил ушиб легких с сильным кровотечением. Тогда его и отправили в госпиталь в Царское Село. В приемном покое лазарета записывал его очень приятный, внимательный и обходительный военный санитар. Узнав, что тот с Рязанщины, поинтересовался военной службой, местом рождения и представился земляком – Сергеем Есениным. Немного позже Данил Дмитриевич узнал, что Есенин – крестьянский поэт. Он был рядовым солдатом, однако, по рассказам соседей по палате, пользовался многими вольностями, часто менял военную форму на гражданскую и уезжал в Петербург. Здесь Д.Д. Миронов услышал выступления Сергея Александровича. Как поэт, он произвел на Данилу Дмитриевича огромное впечатление. До этого времени он о нем ничего не слышал и не читал его стихотворений. Д.Д. Миронов с сожалением рассказывал, что, часто бывая в Петербурге в увольнениях, Есенин за это время не посетил ни одного из замечательных музеев города на Неве.
 После выздоровления, накануне отъезда из Царского Села, Данил Дмитриевич снова увиделся с Есениным. Тот был на дежурстве, ожидая прихода санитарного поезда с ранеными. Сергей увлеченно читал рассказы А.И. Куприна. В то время молодежь зачитывалась этим автором. Д.Д. Миронов сказал Есенину, что поручик Александр Иванович Куприн живет в Гатчине и проходит воинскую службу в авиашколе, являясь заведующим столовой. Есенин этой новости сначала не поверил, но, отложив книгу, стал расспрашивать о знаменитом писателе. Куприн жил с семьей недалеко от вокзала на Елизаветинской улице. Небольшой домик состоял из пяти комнат, был густо окружен сиренью, боярышником и тополями. Данил Дмитриевич предложил Сергею вместе съездить в Гатчину для встречи с писателем. Глаза Есенина вспыхнули от восторга. Однако, немного подумав, он ответил с глубокой грустью: «Данил, а ведь это очень неловко».
 В 1918 году Гатчинская авиашкола была перебазирована в Рязанскую губернию в город Егорьевск. Теперь она стала именоваться Теоретической школой авиации -Красного Воздушного Флота. В августе 1921 года в состав учлетов был зачислен семнадцатилетний паренек, крепкий, кряжистый волжанин. Звали его Валерий Чкалов. Данил Дмитриевич проводил вместе с ним свободное время, играя в футбол, занимаясь в драмкружке. Тогда никто не мог предположить, что этот вихрастый, настырный парнишка скоро станет одним из самых прославленных летчиков современности.
 Еще раз Даниле Дмитриевичу пришлось случайно встретиться с Сергеем Есениным в Москве летом 1921 года. Между этими встречами в стране произошли огромные перемены: революция, гражданская война. Многие тогда толком не представляли, что творится в России и чем это кончится. Сергей Александрович был уже знаменитым поэтом. В этот раз он читал свои стихи в трактире Колгушкина на Лубянской площади. Публика, располагавшаяся за столиками, выпивала и закусывала, свистела и аплодировала. В тяжелом и густом табачном дыме голос Есенина был по-прежнему выразителен, но слышалась в нем неимоверная тоска и печаль. Внешне он мало изменился, но в его движениях и манере исполнения появилась особая артистичность. Среди присутствующих поговаривали, что у него имеется собственное кафе, где собираются поэты. Более пяти лет Миронов не виделся с Есениным. В антракте решил подойти, поздороваться, вспомнить Царское Село. Но какая-то внутренняя сила удержала его. А слова Сергея, высказанные тогда по поводу встречи с А.И. Куприным, напомнили: «А ведь это и впрямь очень неловко!». Так и остался у Данилы Дмитриевича в кармане сборник стихов Есенина без автографа, о чем он, конечно, очень сожалел.
 Дальнейшая судьба Д.Д. Миронова была трагичной – в 1936 году в самом расцвете сил по ложному доносу он был арестован в городе Рязани и по ст. 58 п. 10 УК РСФСР Особым совещанием при НКВД СССР осужден на 5 лет Северо-Восточных лагерей. Заключение отбывал на рудниках, приисках и лесоповалах в Магаданской области и Якутии. Однако пятилетнее заключение и последующая ссылка затянулись на долгие-долгие годы. Спустя 21 год после ареста, по постановлению Президиума Рязанского областного суда от 20.12.1957 г., дело в отношении Д.Д. Миронова было прекращено за отсутствием состава преступления. Он был реабилитирован и в декабре 1958 года восстановлен в рядах КПСС. Скончался Данил Дмитриевич в г. Москве в начале 1980-х годов.
 С момента призыва военная служба С.А. Есенина продолжалась почти год: с 25 марта 1916 года по 20 марта 1917 года. В военно-санитарном поезде № 143, колонне санитарных повозок и санитарном отряде при указанном полевом военно-санитарном поезде в Феодоровском городке Царского Села он прослужил  с 20 апреля 1916 года по 20 марта 1917 года. Известен и последний документ, связанный с военной службой Есенина. Это аттестат, выданный ему …(без даты) марта 1917 года. В нем, в частности, говорится, что «… Возложенные на него обязанности <…> по 17 марта 1917 года исполнялись им честно и добросовестно, и в настоящее время препятствий к поступлению Есенина в школу прапорщиков не встречается». Во время мировой войны для восполнения больших потерь офицерского состава армии были открыты краткосрочные военно-учебные заведения по подготовке офицеров военного времени – прапорщиков. Вот в одно из них, через Воинскую Комиссию при Государственной Думе, и направлялся «ввиду сокращения штата при полевом военно-санитарном поезде № 143 ратник Сергей Есенин». Однако, надышавшись воздухом перемен, которые принесла Февральская революция, Есенин решил по-другому. Поэт покончил с военной службой, как сам писал в автобиографиях – «в революцию покинул самовольно армию Керенского» и уехал в Константиново  «отсидеться» в родном селе.
 Перечитывая сборник материалов «У меня в душе звенит тальянка…» (частушки родины С. Есенина), опубликованные в газете «Голос трудового народа» в 1918 году, в разделе «Прибаски» находим несколько есенинских куплетов, относящихся к рассматриваемому нами периоду:
Погуляйте, ратнички,
Вам последни празднички.
Лошади запряжены,
Сундуки улажены.
Не от зябели цветочки
В поле приувянули.
Девятнадцати годочков
На войну отправили…
Сядьте, пташки, на березку,
На густой зеленый клен.
Девятнадцати годочков
Здесь солдатик схоронен.
Ты не гладь мои кудерки,
Золоченый гребешок,
За Карпатскими горами
Их разгладит ветерок.
 Большинство исследователей жизни и творчества С.А. Есенина считают период военной службы как бы потерянным для его поэтического багажа. Думаем, что это не совсем верно. Как для любой творческой личности – перемена мест, наблюдение новых картин окружающей действительности, жизни простого народа в тяжелую годину испытаний, оставили неизгладимый след в душе поэта. Всё это в последующем с болью отозвалось в его поэтическом творчестве. Для С.А. Есенина военно-медицинские «университеты» явились периодом возмужания, формирования личности и характера будущего классика российской  литературы.
Я думаю:
Как прекрасна
Земля
И на ней человек.
И сколько с войной несчастных
Уродов теперь и калек!
И сколько зарыто в ямах!
И сколько зароют ещё!
И чувствую в скулах упрямых
Жестокую судорогу щек.
С. Есенин «Анна Снегина». 1925.

Главный редактор газеты «Приокская новь»,

1921 просмотр 0 комментариев
Всего комментариев: 0
avatar
Пн, 2021-11-29, 21:50:20

Вход на сайт
Уникальное предложение!
А вы вакцинировались?
ФСК Звезда Рыбное